Христос Воскресе!

Хозяин виноградника

Хозяин виноградника

Евангелие от Матфея 87 зачалом повествует притчу о вионаграднике и злых виноградарях (Мф.21:33-42).

Виноградари не захотели праведно служить хозяину виноградника, а решили напротив завладеть им. За это они понесли должное наказание, а виноградник был отдан народу, вовремя приносящему плоды.

По толкованию святителя Игнатия (Брянчнинова) в притче рассказывается о ветхозаветной Церкви, об израильском народе и о новом христианском народе и новозаветной Церкви:

Домовитый человек, или домовладыка, есть Бог, Творец и Обладатель мира видимого и невидимого; Он наименован человеком для изображения его неизреченного человеколюбия, по причине которого Он сперва сотворил человека по образу и по подобию Своему, а потом и Сам соблаговолил сделаться человеком, не переставая быть Богом. Виноград — это Его Церковь, Им насажденная посреди человечества, огражденная, как оплотом, Его Промыслом; врата адовы не одолеют ее. Точилом названы ветхозаветные жертвоприношения, при которых проливалась кровь животных, а столпом — Богоданный закон. Церковь свою вручил Бог израильскому народу, преимущественно же его начальникам, каковыми во время Христово были первосвященники.

Распорядившись таким образом, Домовладыка отыде: этим действием изображается, что Церковь, порученная израильтянам, долго пребывала в их ведении. Рабами домовладыки Господь называет пророков, которые посылались в разные времена Израилю. Последи же, — поведает притча, — посла к ним Сына Своего, глаголя: усрамятся Сына Моего. Эти слова показывают, что между посланием пророков и посланием Сына нет никакого сравнения. Послание Сына столько выше послания пророков, что иудеи, не послушавшие и избившие пророков, свою братию, должны были бы изъявить беспрекословную покорность пред вочеловечившимся Богом. Но делателе, видевши Сына, реша в себе: сей есть наследник, приидите, убием его, и удержим достояние его. И емше Его, изведоша вон из винограда, и убиша. В этих словах Сердцеведец Господь открывает тайную причину замышляемого богоубийства: опасение архиереев утратить власть свою, свое значение в Церкви, свои земные преимущества, соединенные с властью и значением церковными. Господь прямо говорит архиереям иудейским, как они поступят с Ним, — и они, точно, вывели Господа за город, там предали смерти.

Неясною оставалась притча для них; Господь, сказав ее, присовокупил к ней вопрос: Егда убо приидет Господин винограда, что сотворит делателям тем? Глаголаша Ему: злых зле погубит их: и виноград предаст иным делателям, иже воздадят ему плоды во времена своя. Тогда уже Господь открыто объявил им, что отнимется от них Царствие Божие, и дастся языку творящему плоды его. Народ, которым заменены израильтяне, составился из многих народов, именуется христианами и новым Израилем, а Церковь, которая доселе именовалась вертоградом, названа Царствием Божиим: в недре ветхозаветной Церкви было только преобразование спасения — в недре новозаветной обильно и преизобильно преподается самое спасение.

Краеугольный камень, на котором воздвигнуто духовное живое здание, Царство Божие, новозаветная Церковь, народ Божий, освященный, святой, новый Израиль, этот краеугольный камень есть Господь наш Иисус Христос. Царственный пророк и праотец Богочеловека по плоти сказал: камень, его же небрегоша зиждущий, сей бысть во главу угла (Пс. 117:22). Господь, по окончании притчи, напомнил архиереям иудейским это изречение псалмопевца. Пренебрегли Господом здатели, или делатели, — архиереи и книжники; но премудрость Божия устроила так, что Богочеловек Своею вольною смертью и воскресением пред очами врагов и противников Своих соделался твердейшим, непоколебимым и обширнейшим основанием новозаветной Церкви, которая образовалась посреди самого Иерусалима и из Иерусалима объяла вселенную. Угол, по изъяснению церковных учителей, есть соединение двух, доселе не соединявшихся народов, иудейского и языческого: они соединились воедино о Христе и составили Церковь, которой основание и глава — Христос (1 Кор. 3:11; Еф. 5:23). Иудеи, преткнувшись о духовный камень, сокрушились, а гнев Божий, ниспадший на них, стер их в прах, чем изображается уничтожение их государства, погибель бесчисленного множества из среды их народа, плен и рассеяние по вселенной уцелевших от насильственной смерти. Но эти казни во времени ничего не значат пред казнями врагов Божиих в вечности.